Atelman (atelman) wrote,
Atelman
atelman

Рассказики. Штирлицы наших дней.

Штирлиц шел по коридору управления контразведки в центре Берлина. Его шаги, несмотря на толстую ковровую дорожку, гулким эхом раздавались в пустом здании. Еще вчера приглушенно стучали изза дверей пишущие машинки, отдавались резкие и четкие приказы, периодически пробегали солдаты в надвинутых на глаза касках и важно следовали офицеры в длинных, до пола, плащах светлой кожи. "Сегодня здесь пусто, очень пусто" - думал Штирлиц, идя к своему кабинету. - "Не удивительно, наши уже рядом. Еще несколько дней и ПВО Берлина будет сломлена. Тогда начнутся бомбардировки, а затем стремительная атака всеми силами: танками, пехотой, самоходками". Штирлиц внутренне улыбнулся сохраняя слегка озабоченное выражение на лице - этому он научился еще на первых своих заданиях. Приказ о срочной эвакуации отдали поздно вечером, а уже через пару часов кабинеты опустели: все ждали этого приказа уже давно и по этому были готовы. Штирлиц вызвался добровольцем, он должен был проверить все ли вывезли документы и не остался ли кто из офицеров. Он снова улыбнулся, вспомнив каким восхищенным взглядом отреагировал Шеф на этот "геройский поступок" Штирлица: "Вы настоящий ариец, Штирлиц. Вы бесстрашны и бескорыстны" -, добавил он, суетливо подбирая полы одежды и залезая в черный лимузин. Штирлиц тогда еще щелкнул каблуками и скромно потупившись ответил "Служу Германии". Главная же причина состояла в том, что ему нужно было встретиться со своим связным с Родины. Ведь главное задание последних недель успешно завершилось: угроза разработки ядерного оружия снята, все ученые переправлены в Швейцарию, а Борман отвел от него свой пристальный "колпак", занимаясь более насущными проблемами спасения собственной шкуры. Рейх был обречен и сейчас многие занимались тем же, по этому оставаться в Германии, Штирлицу было просто не зачем. Знали об этом и в Центре, по этому и прислали связного способного вывести полковника, героя СССР, тов. Исаева М.М. через передовую, так чтобы его случайно не пристрелили свои же. Об этом попросил сам Штирлиц еще неделю назад.
Кабинет был ярко освещен. В углу все так же печально приютилась полузасохшая пальма, а на столе лежало несколько пустых листков бумаги. Штирлиц открыл настенный шкафик и достал бутылку коньяка: он полюбил этот напиток еще во время испанско-итальянской операции. Закинув ноги на стол, он сидел утопая в кожаном кресле и думал о том, как прекрасно будет вернуться домой, к жене. Ему до смерти наскучила эта пустышка Марта, милая, очень гибкая и тем не менее, пустая девушка, по уши влюбленная в статного офицера вермахта. Конечно, то, как она занималась любовью, вызывало объяснимую ответную реакцию, но ведь жена это жена, родная душа... Штирлиц пригубил из бокала - коньяк и правда был хорош. Родина... Он уже и забыл какая она, какой там быт. Разумеется, он читал доклады агентов и знал, что СССР находится не в самом лучшем положении, но ведь и он далеко не последний человек в стране, он спас мир от страшной угрозы, он герой, ему положены льготы недоступные многим жителям СССР. Уже не скрываясь, Штрилиц улыбнулся уголками рта - максимум через неделю он сможет принять награду из рук высшего руководства, может быть даже самого тов. Сталина, а потом, домой, в свой собственный домик, отдыхать...
Связной вышел из-за угла и встретившись с Исаевым глазами поднял руку - они знали друг друга долгие годы. Коренастый, слегка сутулый, Шмеер Герхович Ивасов был одним из лучших следопытов, известных в контрразведке. Сейчас он был одет в потертую немецкую шинель (Штирлиц машинально подумал хорошо ли Шмеер спрятал труп, но тут уже устыдился своих сомнений. Конечно хорошо), пилотку и с небольшой сумкой через плечо. Типичный немецкий солдат отставший от отступающих частей фашистких армий. В таком виде он вполне безопасно передвигался по Берлину, но на случай перехода границы, у него наверняка припрятана гимнастерка и телага - Шмеер всегда был предусмотрителен.
Штирлиц пожал связному руку:
- Рад встрече, Шмель
- Привествую, Макс
- Как добрался?
- Вполне, наши уже совсем близко. Буквально пару км по болотам и я уже у границ Берлина. А тут как раз бобик застрял. Ну я и помог...
Они улыбнулись, стала понятна история появления шинели.
- Ну что, двинули?
- Тебе есть что брать?
- Да в общем то и нечего. Деньги остались в Швейцарии, в банках, дом не унесешь. В свою форму уже переодел труп солдата и поставил таймер для поджога здания. Вряд ли кто будет разбираться почему погиб геройский офицер.
- Погоди, у тебя есть деньги в банке и дом?
- Конечно. Я один из высокопоставленных чинов в контрразведке Германии, мне положены машины, дома, деньги.
- Знаешь... Здесь такое дело...
- Ну что такое? Не тяни.
- Ты знаешь что у тебя есть выбор?
- О чем ты? Какой выбор?
- Ну понимаешь...,- Шмеер потупился и запустил руки в карманы шинели, - сейчас в СССР не очень, ну сам понимаешь...
- В каком смысле "не очень"? Что ты несешь???
- Понимаешь, мне вчера подняли меру по карточке. Теперь я могу получать две буханки хлеба в неделю, 100 гр. сыра и даже масло. А я ведь дважды герой, Максик...
Штирлиц потрясенно молчал: "Как 100гр сыра??? Я только сегодня выбросил слегка заветрившуюся головку горгонзолы. Она тянула на пару кг".
- И вот еще что, - Шмеер судорожно вытащил руку из кармана и стал шарить ею по шинели, - Да что ж такое? Куда он делся то???
- Ты что потерял то? Пистолет?
- Да какой пистолет? Билет я потерял. Билет. Утром тут поленился пешком до вас добираться, на трамвай сел. У того солдатика как раз несколько марок было...
- Ничего не понял. Ну и при чем тут билет?
- Эх, Максимка, ничего ты не знаешь... Мне за этот билет потом отчитываться и деньги в кассе получать. Мы потом на эти деньги с Людкой недели три жить сможем.
Шмеер залез в сумку и его лицо расплылось в сладостной улыбке: - Нашел, вот же он.
Штирлиц изумленно вытаращился на слегка помятый отрывной билетик, какие выдавали в каждом трамвае города и который вызвал такие бурные эмоции у дважды героя СССР, боевого офицера Ивасова.
- Знаешь что, Шмель, я кажется понял о каком выборе ты говорил...
- Вот и хорошо, вот и славно. Надеюсь, ты не забудешь своего друга, если... когда...
- Не забуду, про деньги в банках я не шутил.
- Ты все понимаешь моментально, по этому и работаешь в поле, Макс.
- Ну так что?
- Скажу, что ты просил передать, мол не можешь бросить боевой пост и что фашистная гадина еще не до конца побеждена. Что в этот темный для страны час, ты не имеешь права отступать и продолжишь вести незримый бой в стане врага. Позывной тот же.
- От всего сердца благодарю тебя, Шмель. Вот мой адрес в Берне, запомни его наизусь.
Они обнялись. Шмеер грустно смотрел вслед удаляющемуся Штирлицу, которому снова предстоял длинный путь по коридорам пустого здания, чтобы отключить таймер зажигательной бомбы и раздеть безымянного солдата. Штирлиц не обернулся, его лицо выражало суровую решимость.
Tags: рассказики, штирлиц
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment